0
Новости партнеров


О ТРЕНЕРАХ И МЕТОДИКАХ В РУССКОМ РУКОПАШНОМ БОЮ PDF  | Печать |
Основные материалы - Школа русского боевого искусства
Слово«тренинг»происходит от старофранцузского глагола «trahener»(это слово произносится примерно как «треине»), который, в свою очередь, восходит к латинскому глаголу «trahere», означающего«тянуть», «тащить», «волочить»,так что английские слова «training»и «train»(поезд) являются однокоренными. Успешный тренер действительно предстает настоящим локомотивом, разгоняющим группу до максимальной скорости движения в сторону повышения эффективности работы. Кстати, именно глаголtrahereиспользуется в известном стоическом афоризме«volentemducuntfata,nolentemtrahunt»–«желающего судьба ведет, нежелающего–тащит»...
 
Спортсмен отличается от тренера. Тренер должен разбираться в теории спортивной науки, должен дать школу, показывать не свое мастерство, а веер и разнообразную технику. Из этого многообразия техники, которое осваивает ученик, в результате отработки приемов выкристаллизовывается круг излюбленных приемов и на основе этого в подсознании возникает динамический стереотип. Человек автоматически проделывает свои коронные элементы на высоком уровне. Он может порой победить только при помощи этого небольшого круга приемов, сформированного в результате большой работы.
 
Каждый спортсмен опытным путем, на основе практики, соревнований приходит к каким-то движениям, которые у него получаются лучше всего. Этот круг приемов шлифуется как бы сам собой и для его создания нужно смотреть не на чьи-то коронные приемы, а изучить классическую школу. Тренер, феноменально владеющий какими-то приемами, не может «зеркально» передать ученику свои приемы. Все делают по-своему. Поэтому, нужно давать весь комплекс технических элементов, а уж каждый из всего многообразия возьмет свои элементы, что-то, что больше будет нравиться, что будет лучше получаться в зависимости от телосложения и психики. За счет этого круга своих приемов, которые у тебя будут хорошо получаться, ты отчасти и будешь побеждать, если речь идет о технике. Однако, кроме неё есть и физические качества, волевые, психологическая подготовка.
Тренер, конечно, может посоветовать, определить наиболее приемлемые для ученика приемы, технические элементы. Но не рекомендовать: «Я так делаю, повторяй за мной». Это восточный подход. Там у учеников нет критического восприятия, просто слепое копирование. И многие, даже сенсеи, не могут объяснить, почему они выполняют тот или иной элемент именно так. У нас иной менталитет, мы не можем, не задумываясь, повторять, как роботы — показали, и вперед.
 
Подход к изучению должен быть критичным: ты должен сомневаться, задавать вопросы. Всегда нужно понимать чему ты учишься в борьбе и как это правильнее сделать. Когда у тебя стало получаться, подумай, можно ли это сделать по-другому, еще лучше. Когда ты уже нашел ещё более совершенный способ, снова подумай, не ушел ли ты в сторону от того, что искал.
 
Я считаю, что можно изучать разные техники, но все надо адаптировать к нашей почве. Россия находится между севером и югом, западом и востоком. Все пути сходятся здесь. Мы должны брать все лучшее, и не только в единоборствах. Не нужно стесняться учиться у кого-либо, если мы видим, что это рационально, интересно, правильно. В этом и есть суть научного познания. В тренировочных условиях, конечно, нужно задумываться. Показывают мне какие-то движения хитрые — на чем они основаны? Но у каждого тренера свой подход, своя методика. Это вопрос педагогики. Можно сразу все досконально объяснить. Можно потом. То есть не разжевываешь все ученику, не рассказывать до конца, и человек сам приходит к решению.
 
Традиция русской воинской педагогики предполагает, что ученик должен сам отыскивать принципы и способы боя. Наставник лишь показывает, подсказывает, даёт упражнения и создаёт ситуации, как в игре «горячо-холодно». Этот принцип описывает притча о жёваном яблоке: - Попробуйте угостить кого-нибудь жеваным яблоком… Скорее всего, любой откажется. Предложите целое, румяное и спелое. Его оботрут и съедят с хрустом и чувством благодарности.
 
Ценный метод. И понимание сути вопроса в этом случае более глубокое. «Проблемный метод» направлен на постепенное осознание некоторых вещей, в большей степени технических элементов. Он подходит и к спорту, и для прикладной подготовки. Человек не спеша доходит до того, почему, например, в какой-то ситуации лучше подсесть.
 
Таким образом, в боевом искусстве есть две основные цели обучения, подготавливать бойца или подготавливать будущего инструктора, который продолжит дело. Можно сравнить это с обучением строителя - рабочего и строителя-инженера
Боец готовится быстрее. Ему не нужно понимание всей конструкции системы, необходимо лишь выработать у него основные боевые навыки как телесные, так и душевные. Далее в практике боя он оттачивает изученное, и подлаживает приобретенные навыки под свои особенности.
 
Инструктор, будущий наставник обучается медленнее в разы. Ему необходимо знать очень многое, видеть взаимосвязи разделов воинского искусства, понимать внутренние особенности, отличающие одну бойцовскую стратегию от другой. В отличие от бойца, рост инструктора не прекращается никогда. Он сам находит для себя пути и способы самосовершенствования. Если по этому пути идёт настойчивый и вдумчивый человек, то однажды он обгоняет бойца, и продолжает расти в мастерстве беспрестанно.
 
Если случилось, что ученик шел по программе обучения бойца и освоил её, то, чтобы стать инструктором, ему придётся начинать всё заново, слишком разнятся взгляды на боевое искусство у инструктора и бойца. Однако, многие приобретенные бойцовские навыки останутся но их придётся усовершенствовать.
 
И в заключении.
В сказках, образ нити и клубка применяют для формирования представлений о традиции. Исторический путь традиции извилист и запутан. Только точно следуя нити, можно не сбиться с однажды выбранной дороги. Если воин идёт верно, то однажды клубок разматывается, и он оказывается первопроходцем. На одном конце ты, а на другом череда великих бойцов, а в начале? Предок? Господь Бог?
 
Конечно, глубины нашей борьбы людям открывал Бог, но дальше это откровение передавалось уже людьми, от наставника – ученику, от дядьки - отроку. Считается, что, взяв всю полноту системы от наставника, ученик должен продолжить его дело, теперь он бежит впереди стаи и не имеет права на ошибку. Обычно обогнать своего наставника удаётся только после его кончины, но одарённый ученик может превратить дело своего учителя в собственное дело. Все талантливые люди талантливы по разному, каждому Господь открывает свои грани воинского мастерства, по этому в некоторых отраслях боевого искусства одарённый ученик неминуемо превзойдет своего учителя ещё при его жизни. Хорошо если он приложит свои открытия в копилку общего опыта. Это обязательное условие развития системы.
Оказавшись на конце нити, воин должен спрясть её и протянуть традицию дальше. Найти правильное направление военной науки, сделать свои открытия и передать своим ученикам готовые формулы. Ученик обязан быть лучше учителя. Ему дали всё готовое, воинский опыт длинной цепи поколений. На открытие некоторых боевых секретов уходили десятилетия поисков и экспериментов, иногда целые поколения бойцов чаяли откровения в той или иной области воинского мастерства, а ученики осваивали это всего за несколько месяцев или лет. Всегда стоит помнить, что весь переданный нам опыт оплачен ранами и жизнями многих доблестных и хороших людей. Не рвите нитку передачи опыта!
Кудрявцев Константин Николаевич,
Директор НОУ Учебный Центр Специальной Подготовки «Славяне»,
Кандидат педагогических наук. 8-351-906-33-82
2017 г.